Сапоги барда со знаком гориллы

Леон де Грейфф. Под знаком Льва

Сапоги барда. Сапоги барда. Становится персональным +3 к интеллекту, + 3 к выносливости; со знаком гориллы (Шанс: %) +2 к интеллекту, +2 к. храбрости и злейшим врагом предательства; спутником власти и знаком .. разбивают орехи; как гориллы защищались от карфагенян Ганнибала, копье, стал исландским холл-бардом , тевтонской алебардой («все юбку (subligaculum) и сапоги, со щитом и треххвостым би- чом-флагеллумом. Сапоги барда Становится персональным при надевании Ступни Кожа Броня: 51 Сапоги первопроходца - Предмет со знаком гориллы (шанс %).

Обычно я не могу думать, находясь в стационарном состоянии, но в этот раз прогулка тоже не помогала. На двенадцатом круге я случайно свернул не на ту улицу и провалился в кучу грязи, которую нанесло на дорожку моросящим неделю дождем.

Бесконечная серость Санкт-Петербурга, этой улицы, кучи грязи и своего существования слились воедино и невольно породили желание свалить отсюда подальше, в другую страну, континент, да хоть на Марс. Мой источник вдохновения и моя жизнь Меня всю жизнь интересовал космос и загадки, которые он в себе таит. В детстве, за неимением интернета, я прочитал все доступные на эту тему книги в местной библиотеке.

А в наши дни я могу часами залипать на Википедии, изучая планеты, их свойства и параметры и фантазируя о том, каково это было бы, если бы я туда попал. Игр на эту тему предостаточно, но наибольшее влияние на меня оказали три из них: Что объединяет эти игры?

Наличие космического корабля, полеты в космосе и дух исследования. И единственная маленькая игра на эту тему, которая в свое время меня поглотила на десяток часов — Into Space 2, которую я случайно обнаружил на просторах Armor Games одним зимним вечером и после очнулся в три часа ночи. В те времена Armor Games уже представлял из себя то, что Стим представляет из себя.

Очень много шума, но мало того, что цепляет. За все время я нашел всего лишь две игры, включая Into Space, которые прошел до конца. И это могло быть хорошей отправной точкой.

Я вернулся домой и начал писать прототип. Через неделю получилось рабочая версия, которая выглядела так: Простенько и безвкусно Можно было летать и собирать бонусы, которые генерировались случайным образом вокруг ракеты. У ракеты был ряд характеристик, таких как масса, трение, количество топлива, сила двигателей, влияющих на управляемость и дальность полета.

По достижении высоты в десять километров выводилось сообщение о победе. В целом, получилось залипательно. Осталось добавить систему прогрессии, несколько этапов полета с завершением игры на Марсе, отполировать графику и стать еще одной игрой в Стиме, которая никому не нужна.

Но мне хотелось большего. Никакой изюминки не приходило в голову, я и решил заняться основной проблемой текущей версии игры: Я пытался подбирать разные цвета градиентов, менять скорость перехода от одного цвета к другому, но ничего не работало — это всё ощущалось пластиковым. И я стал искать информацию о цвете атмосферы на разной высоте над уровнем моря, вышел на сложные научные работы по моделированию рассеивания света и увидел красивые картинки, прилагающиеся к.

Девять моделей атмосферы без облаков — есть из чего выбрать Это было то, что. Оставалось понять, как сложные математические формулы превратить в код на C и шейдеры так, чтобы это работало в Unity на скорости чуть большей, чем двадцать кадров в секунду. В итоге, мне удалось это сделать, но какой ценой? Три недели поисков примеров реализаций в интернете, чтения исходников и страданий с ограничениями движка.

Меня удочерила горилла

И, чтобы все заработало без использования костылей, мне пришлось начать использовать HDRP — новую, современную технологию рендеринга в Unity, которая, однако, находится в активной разработке и будет в экспериментальном состоянии с кучей багов еще год. Но результат стоил. Наличие атмосферы порождало две морали: И если с реалистичным стилем я не видел проблем, так как уже работал в нем и его люблю, то поверхность планеты для 2.

Поэтому я решил отложить принятие решения по этому поводу и подумать о названии и о том, о чем я вообще хочу сделать игру. Цепочка совпадений В то время мне на глаза попалась статья об очередном успешном запуске Falcon 9. И тут в голове каким-то магическим способом стала складываться картинка. Почему бы не сделать игру о том, что находится так близко и от чего иногда так больно. О том, как это все происходит у нас и с чем могут быть связаны все эти проблемы.

В их основе, как мне кажется, лежит бюрократия, коррупция и тяжелые экономические условия. Но как можно превратить это в геймплей?

Ответ пришел сам собой: Допустим, вы строите космодром и первое, что вам нужно — это сотрудники. Или можно отделаться взяткой, заплатив меньше, что в свою очередь приведет к другим последствиям, но позже.

Или, например, пусть будет требование, что в каждом помещении космодрома должен быть огнетушитель. Огнетушители стоят денег, а вам они нужны для конструирования новой ракеты, которая позволит выполнить текущую миссию.

Стоит ли сейчас покупать огнетушители или вложиться в новые технологии? В конце концов поэт был арестован, а все его рукописи конфискованы: Впрочем, стихи ему вскоре вернули; в камеру к нему явился жандармский офицер, воскликнув: Подобный шаг в годы кровавой диктатуры Рохаса Пинильи — требовал немалого гражданского мужества, но де Грейффу было его не занимать: Кое-какие основания для этого, пожалуй, были: Ассоциативные контакты его поэтической мысли почти всегда непредсказуемы; он свободно владеет языком испанского средневековья, Золотого века, эпохи Просвещения; он смело вводит в действие обойденные традицией метры: Да, Гонгора серьезно относился ко всем нововведениям своей школы, ко всем ее формальным и идейно-смысловым новшествам.

Германия и немцы. О чём молчат путеводители - Александр Томчин

У де Грейффа же не было и нет последователей. По мне бы нынче — грубостью Вийона восславить непечатность плотской страсти! Но и к этому излюбленному своему антиприему он, похоже, также не был склонен относиться всерьез. Его скептическая улыбка, его ироническая усмешка адресованы, кажется, всему, о чем он пишет.

Конечно, он поэт барочного толка и поэтому поэт латиноамериканский, ведь еще Алехо Карпентьер прозорливо заметил, что барокко по своей сути и по своему контексту — всеобщий стиль латиноамериканской культуры. Но и к устоям барокко Леон де Грейфф тоже относился как бы свысока. Он постоянно подтрунивает и над собой, словно не принимая всерьез самого себя и свое творчество: Трубка вкупе с бородой — и их союза довольно, чтоб я слыл поэтом?. Вообще, как правило, тезис де Грейффа изначально содержит в себе элемент насмешливого отрицания и потому не требует высказанной антитезы для достижения истинной — диалектической — глубины.

Неискушенный читатель, не заметив этого завуалированного противоречия, может воспринять всерьез иную декларацию поэта, и тогда его стихи покажутся сгущенной пародией в духе, скажем, Козьмы Пруткова. Переводчик тоже может легко поддаться соблазну воспроизвести лишь внешнюю — такую колоритную! Я, пришелец из ночи, лишь с ней и в ладу, ибо мне она мать и отчизна… Короче, я тогда лишь и счастлив, когда попаду в чернокнижную мглу лунатической ночи.

Бельгийский поэт и филолог А. Ван Вассенхов однажды воскликнул: